Восстановление лошадиного поголовья

Лошади на воле. ФотоВ конце 80-х годов, с образованием первого арендного звена Хамзяева Вахита, для пастьбы скота он выкупил в колхозе кобылу по кличке Алёнка. В 1990 году наше арендное звено тоже приобрело в колхозе кобылу белого цвета. Ее привезли из участка Сазаний. Мы так и не смогли ездить на ней верхом. Нрав у нее был отвратительный. В первый же день, не давая садиться верхом, укусила Умерова Гаяза. Вскоре мы оставили попытки обуздать ее и оставили на развод с купленным вместе жеребенком. Так позже от ее потомства у всех четверых членов звена автора Умерова Гаяза, Бакиева Рафаэля, Абдрашита Нурмухамедова появились свои лошади.

У Кабир куля. Фото Р. Якупова. 2014 год

У Кабир куля. Фото Р. Якупова. 2014 год

В то же время развели лошадей другие жители. Так Рамазан Кудабаев купил верховую лошадь в соседнем селе Николо-Комаровка. Позже приобрел и кобылу Лошадей для приплода купили Утиганов Баймурат, Руслан Арсланов, Алимбек Тулегенов, Ахтям Усманов, Рафик Шафиев, Дамис Баширов, Анвар Самихов, Дамир Рахматуллаев, Мерген Исмагамбетов. Так, впервые после образования колхоза и запрещения иметь частных лошадей, вновь стало восстанавливаться частное поголовье этих животных. К 2012 году их стало несколько сотен голов. Стали использоваться арба и телега, чудом сохранившиеся в колхозе с прежних времен и за ненадобностью не были уже на учете. Их то и приспособили к делу. Поначалу как-то непривычно было видеть запряженных лошадей. Во время сабантуя Самихов Анвар катал детей по селу за рубль с каждого. Он же для себя привозил сено, навоз, песок, глину. С сокращением количества техники в колхозе владельцы повозок на конной тяге оказались в лучшем положении. Если раньше красная цена за использование транспорта была бутылка водки, то теперь привезти рейс песка или сена стоит намного дороже. Некоторые стали зимой в грязь ездить в магазин на лошади. В частности, Рамазан Кудабаев и тот же Анвар, так как он мучился с больными ногами.
Так как немногочисленные в своем большинстве косяки никто не пас, то они травили посевы. Хозяев лошадей по спискам вызывали в сельский совет, ругали их на заседаниях правления колхоза, но лошади как паслись без присмотра, так и продолжали. В те 90-е годы лошадей еще не воровали, волков не было, а появившиеся после начала чеченской войны были немногочисленными. Зимой же за лошадьми надо было только присматривать. Это делали только те хозяева, у которых лошадей было много – до десяти голов и больше. Выход мяса с годовалой лошади составлял не менее 150 килограммов.
Возникла другая проблема. Надо было иметь прочный загон для лошадей. Обычный скотный двор не выдерживал попыток сильных животных избежать петли и просто не вмещал возросшее количество животных, которых наиболее сильные жеребцы сбивали в косяки. Первоначально такие загоны были коллективными. Да и косячных лошадей покупали вскладчину. Со временем хозяева, имевшие наибольшее количество лошадей, начали формировать свои косяки. Косячных жеребцов стали покупать на стороне, чтобы не было кровосмешения и вырождения животных. Косячные лошади выгоняли из косяка подросших жеребят, когда те начинали «заглядываться» на кобыл, отгоняли конкурентов.
С увеличением количества волков немало жеребят становилось их добычей. На волков стали устраивать охоту, во многом безуспешную. Количество убитых хищников было небольшим. С середины 90-х годов по 2014 год было добыто не более 15 волков. Хотя государство выплачивали какие-то деньги, профессиональные охотники редко устраивали охоту на этих хитрых хищников.
Первоначально, когда количество лошадей было небольшое, каждый владелец знал своих животных «в лицо». Но с увеличением поголовья начались споры. Особенно из-за того, что подраставшие жеребята менялись внешне и их легко путали с чужими жеребятами. В таком случае в поле на опознание возили тех, у кого от природы была хорошая память на скот. Это Бакиев Рафаэль Абдуллаевич и Усманов Ахтям Асадуллаевич. Был случай, когда Ахтям указал на мою лошадь, находясь от нее за сотни метров, так как от косяка на островке нас отделяли полые воды, в которых играли сазаны. Я, как хозяин, прошел через залитое поле, но так и не признал свою лошадь. Тогда Ахтям еще раз «ткнул меня носом», объяснив, какая из лошадей моя. Я удостоверился в его правоте, еще раз повторив прежний путь.
Таким образом, назревшая проблема отмечать своих лошадей каким-нибудь знаком, стала решаться – на лошадей стали ставить тавро. Для этого косяки стали пригонять осенью. Владельцы лошадей изготовили из железа начальную букву своей фамилии.
Так как ловить лошадей, валить их в тесных скотных дворах было неудобно и опасно, то стали сооружать просторные загоны. Очень скоро выяснилось, что мало кто умеет ловить лошадей. Из множества попыток очень редкие броски аркана были удачными. В этом деле был незаменим Ибрагим Байухамедов, всю жизнь проработавший скотником. Он же был и непревзойденным забойщиком скота и рубщиком мяса. Очень быстро научились ловить лошадей казахи. Например, братья Рамазан и Салават Кудабаевы. Салават учился этому искусству, набрасывая петлю на забитый в стене гвоздь. Таких умельцев приглашали ловить и валить лошадей за плату. Лошадей ловили и сами хозяева, которые тратили на это больше времени, иногда по ошибке ловили не тех лошадей. А освобождать от затянутой петли крупного жеребца или взрослую кобылу очень трудно. Для этого их надо было придушить петлей, свалить на землю, быстро прижать голову, одновременно закрыв верхний глаз ладонью, приподнять круп животного за хвост, чтобы оно не смогло задними ногами прихватить землю и встать.

..надо было придушить петлей, свалить на землю, быстро прижать голову, одновременно закрыв верхний глаз ладонью..

..надо было придушить петлей, свалить на землю, быстро прижать голову, одновременно закрыв верхний глаз ладонью..

…приподнять круп животного за хвост, чтобы оно не смогло задними ногами прихватить землю и встать.

Только после такой фиксации надо было вязать ноги. Особенно были опасны задние ноги животных, которыми они могли убить человека.

Особенно были опасны задние ноги животных, которыми они могли убить человека.

Связанные попарно передние и задние ноги животного стягивали друг к другу, лишая животное последней возможности освободиться

Связанные попарно передние и задние ноги животного стягивали друг к другу, лишая животное последней возможности освободиться

А в это время помощник нагревал на костре тавро. Как только лошадь была готова, раскаленное тавро быстро передавали для выжигания.

Как только лошадь была готова, раскаленное тавро быстро передавали для выжигания

Как только лошадь была готова, раскаленное тавро быстро передавали для выжигания.

Поднимался густой белый дым, пахнущий жженой шерстью.

Поднимался густой белый дым, пахнущий жженой шерстью.

Поднимался густой белый дым, пахнущий жженой шерстью.

Иногда лошадь, дернувшись, смещала прижатое тавро. Вновь приложенное тавро не всегда попадало на нужное место или успевало остыть. В этом случае знак на крупе животного получался нечетким, и со временем зарастал шерстью.

Тавро

“У” – значит Усманов

Обработка раны для ускорения заживления

Обработка раны для ускорения заживления

Лошадей стали закупать приезжие оптовики из села Фунтов Наримановского района, кавказцы. Чтобы погрузить животных в грузовые «газели», собирали много людей. Первоначально лошадей валили, вязали ноги и затаскивали в кузов по наклонным доскам. Затем стали подкапывать валы, к которым вплотную подводили кузов машины. Затем научились у закупщиков из Кавказа грузить по-другому – подтаскивали заарканенную лошадь к кузову, ставили передние ноги на настил и понуждали животных запрыгивать наверх.
Животных продавали преимущественно те, у кого было много лошадей. Автор же, некоторое время имевший не более десяти кобыл, никогда не продавал лошадей живьем. Он продавал их мясо из дома, оставлял часть себе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *